Рекс Стаут: об авторе




Родился в г. Нобсвилле, штат Индиана, США. К четырем годам дважды прочитал библию. Девятилетним совершил турне по Америке, демонстрируя необыкновенное для его возраста знание священного писания. В тринадцать лет стал чемпионом на курсе по правописанию (спеллингу), чем особенно гордился. Университета, однако, не закончил. Проучившись всего две недели, Р. Стаут завербовался во флот, где служил писарем на яхте президента Т. Рузвельта. уволившись с военной службы, за четыре года побывал в шести штатах, сменив примерно тридцать профессий. В 1912-1916 гг. Занимался журналистикой. Р. Стаут создал ассоциацию по финансированию школ, которая помогла обучению примерно двух миллионов детей. В качестве главы этой благотворительной организации совершил длительное путешествие по Европе. Десяток лет отдал гостиничному бизнесу - от рядового сотрудника до управляющего отелем.

Лишь к сорока годам Стаут определился как профессиональный писатель. Почти всю свою жизнь он занимался и общественной деятельностью в области литературы и культуры. В 1958 г. был президентом американского клуба писателей детективного жанра.
Литературная деятельность Р. Стаута началась в 1929 г., когда вышел его психологический роман "Как любить Бога".
Творческий багаж Стаута разнообразен: здесь и традиционные реалистические романы, и научная фантастика, и детективы. Наиболее известен его обширный, создававшийся на протяжении трех десятков лет (с 1934 г.) сериал, герои которого - частные сыщики из Нью-Йорка Ниро Вульф и Арчи Гудвин. По многим аспектам эта серия может быть сравнима с "холмсиадой" Артура Конан Дойла, и в первую очередь - по качеству разработки центральных персонажей, по тому, как они "вписаны" в окружающую действительность.
Вульф и Гудвин - нестареющие герои, сохранившие заявленные в начале серии привычки, внешний облик, манеру поведения и личные взаимоотношения на протяжении всех романов. Впрочем, это можно сказать и о других постоянных персонажах - инспекторе Кремере, сержанте Стеббинсе, "личном друге" Гудвина Лили Роуэн, с которой он познакомился в романе в 1938 г, и которая не особенно изменилась к произведениям шестидесятых годов.
Гудвин и Вульф - настолько яркая пара, что, не будь их, большинство дел, которые они расследуют, могли бы показаться пресными.
Арчи Гудвин моложе Вульфа лет на пятнадцать-двадцать; формально - он сотрудник Ниро Вульфа, получающий у него зарплату. Когда-то они работали по отдельности, история их знакомства изложена в первом романе сериала.
Любопытно отметить, что в отличие от многих своих коллег по ремеслу Вульф и Гудвин - отчаянные лентяи, и взяться за очередное дело их вынуждает только опасно сократившийся счет в банке. Иными словами, работа это способ обеспечить безбедное существование, а оно для этой парочки стоит недешево. "Все влетало в копеечку - а единственным источником текущих доходов были люди, у которых возникали те или иные проблемы и которые имели возможность и желание платить нам за то, что мы помогали разрешать их".
Ниро Вульф является владельцем большого каменного особняка в районе 35-й Западной улицы Нью-Йорка. Его хобби доступно только состоятельным людям: большая оранжерея на верхнем этаже содержит десять тысяч орхидей, за которыми ухаживает специальный садовник. Цветы - это "святое" дело Вульфа: ежедневно по два часа утром и вечером он посвящает общению с ними, и в это время никто не смеет помешать ему. Другое, не менее свято оберегаемое занятие - это еда, приготовлением которой занят виртуоз своего дела Фриц Бреннер. По страницам романов разбросано столько описаний изысканных блюд, что Стаут с помощью своих друзей в 1973 г. даже опубликовал специальную "Поваренную книгу Ниро Вульфа".
Для полной характеристики героя следует упомянуть его высокую эрудицию, женоненавистничество, неприязнь ко всем видам транспорта, любовь к трубке, непомерное количество ежедневно поглощаемого пива и столь же непомерные габариты: 285 фунтов, или одна седьмая тонны. Его вес в немалой степени способствует тому, что он предпочитает не покидать собственный дом.
В известном смысле его глаза, уши и ноги - это Арчи Гудвин, который в одном из романов заметил, что все различие между ним и Вульфом заключалось в том, что Вульф "был гением, а я обычным сыщиком". Арчи выполняет практически всю черновую работу - от поиска при необходимости очередного дела, когда "хозяину", по его мнению, грозит опасность оказаться в материально стесненных обстоятельствах (как в "Умолкнувшем ораторе", где именно Арчи вытягивает на Вульфа дело, сулящее большую прибыль), до подробного и вполне самостоятельного расследования (иногда и вопреки желанию Вульфа, как в романе "Если бы смерть спала"), о результатах которого он обстоятельно докладывает "наверх". Отношения Вульфа и Гудвина выходят за рамки "начальник - подчиненный"; такая связь существует на более "низком" уровне с другими помощниками Вульфа - одним из лучших сыщиков Нью-Йорка невзрачным Солом Пензером, Фредом Даркином, Орри Кадером...
Арчи ни в малой степени не тяготится своим положением "второго", ведь каждый из них составляет весьма важную часть жизни другого, и сложившиеся отношения редкий случай искренней мужской дружбы.
Ну а кроме того, Гудвин может легко компенсировать неудобства своего положения хотя бы тем, что роль повествователя принадлежит исключительно ему, и он не упускает случая порой довольно едко откомментировать те или иные поступки и распоряжения своего шефа. К тому же Гудвин - "действующий" герой, в то время как Вульф в большинстве романов - "мыслящая гора", сидящая в любимом кресле с закрытыми глазами и шевелящимися губами, что означает крайнюю степень умственного напряжения. Соответственно, Гудвину и уделено гораздо больше романного времени и пространства, хотя слава непревзойденного мастера достается а первую очередь Вульфу.
Особенность творческой манеры Ниро Вульфа - расследование на основе добытых другими данных - в известной степени ограничивает спектр дел, которыми ему приходится заниматься. Другое ограничение - очень высокие суммы, в которые он, как правило, оценивает свою работу: "Мнение экспертов стоит денег... Мое... само по себе, без всякого расследования, стоит тысячу долларов.
- Тысяча долларов за мнение?
- Чтобы иметь мнение, его надо сначала выработать, применяя дедукцию и проявляя интеллект..."
В свете сказанного понятно, что клиенты Вульфа преимущественно люди состоятельные, а в этом кругу "не принято" совершать грубых преступлений. Убийства - да, но они, как правило, не расцвечиваются; мотивы весьма устойчивы - любовно-семейные интриги, связанные с большими деньгами. Все это обязывает писателя поступаться внешней динамикой действия ради обстоятельных картин быта и нравов, которые со вкусом и знанием дела живописует Арчи Гудвин. "Я магнитофон, который умеет задавать вопросы", - обмолвился он как-то о себе, но точнее будет назвать его видеомагнитофоном, способным еще и к тонкому анализу происходящего. Так, тщательно описаны все простоватые, но не ставшие от этого менее драматичными для тех, кто их организует, любовные и финансовые интриги в среде богатых скотопромышленников и их детей, показанные в одном из ранних романов Стаута "Усопший Цезарь". Интересно, что манера расследования, которой привержен Ниро Вульф, и здесь, и в более поздних романах чем-то напоминает манеру Шерлока Холмса: Вульф интуитивно догадывается о том, как все произошло, и все дальнейшее действие сводится к тому, чтобы раздобыть необходимые подтверждения.
Арчи Гудвин, неожиданно погрузившийся в незнакомую обстановку (они вообще попали в эти места случайно, потерпев аварию по дороге на Североатлантическую выставку, куда Вульф вез свои орхидеи), совершает рискованные поступки и даже оказывается задержанным полицией, но успевает снабдить шефа недостающей информацией, хотя тому давно ясно, кто и с какой целью убил молодого Клайда Осгуда и погубил племенного быка Цезаря. Интересно, что Вульф, сугубо городской человек, оказался более проницательным в животноводстве, чем местная полиция, которую он не упускает случая поставить на место, освобождая Гудвина: "Ваши недоверчивые взгляды изобличают вашу глупость".
Лишь еще один раз - в небольшой повести "Это вас не убьет" - писатель выведет главного героя за пределы его особняка на 35-й Западной улице. Это можно объяснить желанием "сменить обстановку" и развлечь читателя: действие этого простенького детектива происходит в основном в раздевалке регбистов, а основная улика, изобличающая преступника, находится настолько на виду у всех, что обратить на нее внимание может только Ниро Вульф...
Для детективов Рекса Стаута характерно, помимо тщательно разработанной бытовой стороны, отсутствие сколько-нибудь существенных "ложных следов". Интуиция Вульфа не позволяет ему клюнуть на дешевую приманку. Поэтому расследование, оттолкнувшись от "догадки" или, что происходит чаще, - от "случайно подвернувшегося" в начале романа правильного "ответа", распространяется в ширину событий и в глубину психологических характеристик лиц, имеющих отношение к преступлению, с тем, чтобы Арчи, а также Сол, Фред и Орри раздобыли материальные доказательства того, в чем уверен Ниро Вульф.
"У меня есть одна идея относительно того, где могут быть деньги, - говорит Вульф своему вечному сопернику инспектору Кремеру. - Но она основана... на умозаключениях и логических посылках, которые я сделал, а не на каких-либо фактах, которые я, по вашему мнению, утаиваю. Это относится не только к похищению Вэйла и к местонахождению денег, но также и к смерти мистера Вэйла. Что вы скажете, если я заявлю вам, что он убит с заранее обдуманным намерением, и я почти уверен - кем и почему?
- Я бы сказал, что Вы позируете. И не в первый раз... Нет доказательств... Тогда оставайтесь с вашими умозаключениями и логикой..."
Как бы ни упорствовал инспектор Кремер, умозаключения Вульфа всегда приводят к желаемому результату, и его коронным номером в духе классического детектива является финальный сбор всех, имеющих отношение к расследованию, и детальное, с примерами, разъяснение преступнику всех его хитроумных ходов.
Справедливости ради надо отметить, что Арчи Гудвин не уступает шефу в интуиции, в умении, сыграв на психологии подозреваемых, добиться нужного результата. Наиболее ярко это видно в повести "Повод к убийству". В последнем из них, кстати говоря, только "спортивный", а точнее - гуманистический интерес подталкивает Вульфа ввязаться в ситуацию, к которой он, по условиям договора, мог бы и не иметь никакого отношения. "Впервые Вульф брался за дело после того, как присяжные вынесли свой вердикт" - смертный приговор человеку, который мало того что выдает себя за другого, так еще и, по подозрению Вульфа, не имеет отношения к тому, в чем его обвинили...
Подавляющее большинство из переведенных романов Р. Стаута так или иначе в основе криминальной ситуации имеют семейные или любовные отношения - вплоть до любимой темы детектива XIX в. - тайны незаконнорожденных детей. И лишь один - "Звонок в дверь" - принципиально отличается от всех ситуаций, в которых Вульфу и Гудвину противостоит не беспринципный любовник или корыстолюбивая дамочка, способная ради сокрытия от налогов полумиллиона долларов, не задумываясь, убить двух человек, а могущественная государственная организация - ведомство Джона Э. Гувера.
Распространившаяся в шестидесятые годы тотальная слежка за гражданами США вызывала широкий протест. Борьба против этого явления стала темой творчества многих американских писателей той поры, и Р. Стаут показывает, что идея сопротивления захватила даже таких богатых людей, как клиентка Вульфа в этом романе - вдова миллионера Рэчел Браннер. Именно она, прочитав разоблачительный бестселлер под названием "ФБР, которое никто не знает", разослала 10 000 экземпляров книги министрам, членам Верховного суда, губернаторам всех штатов, владельцам банков, радио и телеобозревателям... Даже полицейским чинам. Эта акция не осталась без внимания: за каждым ее шагом началась слежка, а потому миссис Браннер обращается к Ниро Вульфу за помощью: "Я хочу, чтобы это было прекращено. Я хочу, чтобы Вы заставили их это сделать".
Первая реакция Вульфа очевидна: "Абсурд... мадам, я не чудотворец и не идиот..."
Но чек на сто тысяч долларов делает свое дело. Нужно только найти весомый аргумент, способный заставить противника капитулировать, а все остальное - дело принципа и профессионализма. "Я должен отказаться от самого крупного гонорара за всю мою жизнь потому, что могу обидеть этим определенного человека и возглавляемое им учреждение, за что он отомстит мне? Я должен отказаться потому, что боюсь взяться за эту работу? - Вульф в редком для себя состоянии гнева. - Но я не возвращу чек, потому что это значило бы, что я испугался. Мне не позволит это сделать мое уважение к самому себе".
Этот роман, помимо всего прочего, едва ли не единственный у Стаута, где Гудвин входит в союз с "заклятым врагом" - инспектором Кремером. У Кремера, кроме общей неприязни к ФБР, есть и личные мотивы, связанные с нераскрытым убийством некоего литератора Морриса Элтхауза, собиравшего материал против этой организации. "Когда речь идет об этом проклятом ФБР, - я готов отдать свое годовое жалование, чтобы только зацепить их сотрудников и посадить. Это не их город, а мой. Наш полиции Нью-Йорка". А также - перешагнуть через всю неприязнь к Вульфу и допустить, что только он может одолеть тех, против кого бессилен даже Белый Дом...
Именно расследование убийства Элтхауза дает Вульфу один из ключей к всемогущему ведомству Гувера. Изобретательность, с которой он расставляет ловушки всерьез обеспокоенному его активностью ведомству, заставляет порой даже пожалеть, что столь мощный интеллект растрачивался на раскрытие весьма наивных по замыслу преступлений дилетантов.
Вульф, конечно, гениален, но без профессионального мастерства, интуиции и риска Гудвина и ему бы не достичь желаемого результата. Впрочем, Арчи и в голову не приходит "считаться славою". Это их общая победа, и он рад зафиксировать ("магнитофон"!) торжество босса, отвергающего претензии самого шефа нью-йоркского ФБР мистера Брегга, приехавшего к ним улаживать недоразумения: "Фу! Или вы тупица, или принимаете меня за такового. Я не имею намерения разговаривать с вами на равных. Вы захотели встретиться со мной, ибо я вынудил вас к этому, но если вы пришли, чтобы нести чушь, то с тем же успехом можете идти", - не скрывая презрения, бросает фэбээровцу частный сыщик.
Гонорар отработан Вульфом и Гудвином с лихвой; кроме того, и Кремеру очередной раз "указали его место", раскрыв за несколько дней то таинственное убийство, над которым он бился месяца два.
Чем сильнее противник - тем эффективнее должен быть хэппи-энд, это правило лишний раз подтверждает "Звонок в дверь".
И все-таки, несмотря на эксцентричность Ниро Вульфа, незамысловатость большинства расследований, иногда чрезмерную многословность Арчи Гудвина, Рекс Стаут умеет заинтересовать читателей жизненными, реалистически убедительными характерами своих персонажей, а это - безусловный признак высокого качества и долголетия созданных им произведении.
Многие обнаруживают несомненное сходство между Рексом Стаутом и его главным героем. Ниро Вульф каждодневно ухаживает за орхидеями, увлечением Р. Стаута было выращивание в собственном саду цветов и овощей особенно овощей-гигантов, получавших призы на многих выставках. Как и его герой, Рекс Стаут большой гурман. А главное, Ниро Вульф, как и сам автор, питает особую любовь к английскому языку и умеет им пользоваться.
Книги о Ниро Вульфе широко известны во всем мире - они переведены на 34 языка.
Рекс Стаут: об авторе