18




Если судить об успехе вечеринки по тому, как собираются гости, то наша была вне конкуренции. Некоторые так торопились, что даже явились раньше времени. Гертруда Фрейзи пришла без двадцати пяти девять, мы с Вульфом, еще сидели в столовой. Когда мы с Гертрудой уже пили в кабинете кофе, заявился Филипп Янгер, а минутой позже и Толбот Хири. Патрик О'Гарро и Оливер Бафф пришли вместе, и почти вслед за ними пожаловал профессор Гарольд Роллинс. До девяти все еще не хватало целых десяти минут, когда наш порог переступил инспектор Кремер в сопровождении сержанта Стеббинса. Им, конечно, не терпелось как можно скорее повидаться с Вульфом, так что я провел их прямо в столовую и закрыл там для приватной беседы. Вернувшись к входной двери, я отворил ее, чтобы впустить Вернона Ассу, который по-прежнему пребывал в том состоянии духа, когда никого и ни за что не благодарят. Затем позвонила Сьюзен Тешер из журнала "Часы". Я втайне лелеял мечту удостоиться чести лицезреть самого мистера Тайта, но она ограничилась тем, что прихватила с собой высокого костлявого мистера Хиббарда. Ровно в девять показалась миссис Уилок, а не более чем через полминуты прибыл и Рудольф Хансен. Так что все, кроме Хансена, поспели задолго до начала урока, да и этот тоже вошел со звонком.
Заглянув в кабинет, я убедился, что Фриц держит столик с напитками под своим неусыпным контролем. Создавалось такое впечатление, что либо их всех вдруг одолела ужасная жажда, либо им просто отчаянно не хотелось общаться друг с другом и они искали, чем занять рот: Удостоверившись, что прием стартовал удачно, я направился в столовую доложить Вульфу, что дом полон гостей и все готово к его выходу, но, войдя в комнату притворил за собой дверь и остановился. Кремер сидел и, стуча по столу мощными красными кулаками, излагал Вульфу содержание закона о неповиновении властям, а у него за спиной стоял довольный Пэрли. Я подошел ближе. Похоже, Кремер никак не мог смириться с мыслью, что на встрече подозреваемых в убийстве намерен верховодить Вульф, а сам он, инспектор Кремер, должен будет сидеть в стороне, как какая-нибудь убогая стенографистка. Это выражение Кремера - что касается меня, то мне приходилось сталкиваться со стенографистками, и по крайней мере три из них были в полном... в общем, я знал стенографисток...
Мне уже много раз приходилось быть свидетелем того, как Кремер проигрывает Вульфу подобные споры. Ведь, в сущности, он добивался невозможного. Прежде всего, он хотел заранее знать, что именно собирается говорить Вульф - а это было просто смешно, потому что в большинстве случаев Вульф и сам не имел об этом ни малейшего понятия. Во-вторых, он требовал признания за собой права беспрепятственно вмешиваться в ход событий, когда ему заблагорассудится. Вульф же требовал от него обещания, что инициатива останется полностью за ним и ход слушания не будет нарушен никакими экстремистскими выходками типа шуток с огнестрельным оружием или таскания за волосы. Вообще-то Кремер мог бы и отказаться от своих претензий - ведь и дураку было ясно, что он никогда бы не пришел, если бы не рассчитывал получить у Вульфа что-то такое, что ему до зарезу было нужно, - но тогда это был бы уже не Кремер... Единственный результат, которого ему удалось добиться в тот вечер, - это на пятнадцать минут задержать официальное начало встречи. Я вклинился в перебранку, объявил, что аудитория готова и ждет, и вернулся в кабинет.
Упомяну о некоторых достойных внимания деталях. Мисс Фрейзи оккупировала краснокожее кресло, которое на сей раз было зарезервировано для инспектора Кремера, и мне пришлось уговорить ее пересесть. Бафф и Хансен забились в угол кушетки у стены, так что Вульф мог видеть их лица только при условии, если я вдруг стал бы прозрачным, и я переместил их на кресла, причем Бафф воспользовался переселением, чтобы по пути пополнить содержимое своего стакана. Хиббард уселся вместе с мисс Тешер в первом ряду, и, когда я предложил ему занять свое место па галерке, мне показалось, что он вот-вот заговорит, но он взял себя в руки и молча подчинился. Кто меня беспокоил, так это Вернон Асса. Он стоял, прислонившись спиной к дальней стене, и отрешенно смотрел куда-то вдаль, в руке он держал наш старомодный стакан, думаю, с перно. Я подошел к нему, он перевел взгляд на меня, и глаза его мне очень не понравились. Видимо, к тому времени он уже успел солидно подзаправиться, но когда я предложил ему кресло, он, безукоризненно владея голосом, ответил, что ему вполне хорошо там, где он есть. Я повернулся, намереваясь оставить его в гордом одиночестве, и в этот момент в кабинете появился Вульф в сопровождении Кремера и Стеббинса.
Вульф сразу же прошел к своему столу. Кремер с минуту постоял, огляделся по сторонам, потом прошел к краснокожему креслу и сел. Для Пэрли я поставил кресло у самой стены, откуда он мог просматривать всю аудиторию, и он сразу же понял мой замысел. Все разговоры разом прекратились, все глаза устремились к Вульфу. Он сидел, положив на стол сцепленные руки, и медленно вращал головой, изучая аудиторию.
Наконец он набрал воздуха и заговорил.
- Дамы и господа! Прежде всего я должен объяснить вам присутствие здесь инспектора Кремера из нью-йоркского полицейского управления. Он приглашен сюда в качестве гостя и вовсе не...
Почти одновременно из глубины комнаты донеслись два разных звука: первый - то ли крик, то ли какое-то бульканье, будто кто-то полоскал горло, - явно исходил от человека, второй - был стуком упавшего на пол предмета. Все инстинктивно обернулись и стали свидетелями того, как Вернон Асса пошатнулся и, зажав обеими руками рот, стал медленно клониться вниз. К тому моменту, когда он коснулся пола, я был уже там, но прямо у меня за спиной уже стоял Пэрли Стеббинс, а за ним Кремер, так что я снова бросился к своему столу и начал набирать Номер дока Воллмера. После второго же гудка он подошел к телефону, и я попросил его срочно лететь к нам. Когда я уже повесил трубку, меня позвал Кремер и велел вызвать врача, на что я ответил, что один уже будет. Он выпрямился, заметив, что Сьюзен Тешер с Хиббардом уже пересекли порог, направляясь в прихожую, и крикнул: - Назад! Вернитесь на место! - Потом обратился ко мне: - Посадите их всех в столовой и оставайтесь там с ними. И без фокусов! Понятно? - Он уже схватился за телефон.
Я огляделся. Надо сказать, вели они себя довольно прилично, кроме разве что Сьюзен Тешер и ее молчаливого спутника, которые выказывали явное намерение смыться. А так, ни криков, ни истерик... Вульф сидел, выпрямившись, плотно сжав губы и прищурив глаза. На мой взгляд он не ответил. О'Гарро, Хири и Хансен направились было к распростертому на полу Ассе, но стоявший перед ним на коленях Пэрли приказал им отойти. Я подошел к двери, ведущей в прихожую, и обернулся лицом к публике.
- Попрошу всех следовать за мной, - предложил я. Никто даже не пошевельнулся. - Я не хочу повышать голос, - продолжил я, - потому что инспектор говорит по телефону. Но он приказал, чтобы вы немедленно покинули кабинет. А четверых мужчин попрошу прихватить с собой кресла.
Это подействовало, потому что давало им хоть какое-то занятие. Первым, прихватив кресло, двинулся Филипп Янгер, за ним последовали и все остальные. Я открыл дверь в столовую, и они гуськом прошли через прихожую. Рядом со мной оказался Фриц, и я предупредил его, что, похоже, у нас предвидится масса гостей, так что лучше пока дверь на цепочку не запирать. Тут же раздался звонок в дверь, Фриц вышел и впустил дока Воллмера, а я рукой указал ему на кабинет.
Потом, оставив настежь открытой дверь между столовой и прихожей, я переступил порог комнаты и остановился, внимательно оглядывая вверенное мне стадо. Миссис Уилок плюхнулась в кресло, ее примеру последовал и Филипп Янгер. Хорошо бы у него не было сердечного приступа. Остальные в основном стояли, и я сказал, что они вполне могут присесть.
Возроптать осмелился только один Рудольф Хансен. Он подошел вплотную ко мне и заявил:
- Вернон Асса - мой клиент и друг, и я вправе хотя бы проследить, что он получит надлежащую...
- Он ее уже получает. Доктор прибыл и, поверьте, хороший. - Я слегка повысил голос. - Попрошу всех успокоиться и лучше всего помолчать.
- Что с ним случилось? - спросила Гертруда Фрейзи.
- Не знаю. Но если вам просто нечем занять головы, могу сообщить, что прямо перед тем, как появиться Вульфу, он стоял у стены со стаканом в руках, и в стакане было что-то налито. Вы все слышали, как упал стакан, но никаких следов разлитой на полу жидкости я не обнаружил. Теперь вы можете потренировать мозги и сделать отсюда выводы.
- В стакане было перно, - сообщил Патрик О'Гарро. - Я видел, как он наливал. Он всегда пьет перно. Когда его окликнул Хансен, он поставил стакан на стол и подошел...
- Помолчите, Пэт, - резко оборвал его Хансен. - Дело может принять... я, конечно, надеюсь, что нет, но все может принять очень серьезный оборот.
- Вот видите, - снова обратился я к стаду. - Я ведь вам говорил, что лучше помолчать. И мистер Хансен советует вам то же самое, а ведь он юрист, ему виднее...
- Мне надо позвонить, - заявил Хири.
- Телефон все равно занят. И вообще, овчаркой я работаю временно. Вот сменят меня, тогда можете...
Я прервал свою речь и обернулся назад, чтобы получше разглядеть вновь пришедших - Фриц впускал двух полицейских в форме. Они направились прямо ко мне, но я указал им на дверь кабинета, и они развернулись на девяносто градусов. Начиная с этого момента, у нас в доме начался настоящий парад. Через минуту появились еще двое в форме, потом трое в собственной одежде, но двоих из них я знал в лицо, а немного погодя прибыл еще один с небольшой черной сумкой в руках. Стадо мое более или менее угомонилось, и я даже отказался от мысли перехватить на обратном пути дока Воллмера, чтобы он взглянул на Янгера. Прибыли еще двое, и когда в одном из них я узнал лейтенанта Роуклиффа, у меня сразу же напряглись бицепсы. Вот так странно он на меня всегда действует... Он со своим дружком сразу же прошел в кабинет, но довольно скоро они оттуда вышли и направились прямо в столовую - я успел вовремя отскочить в сторону, а то они могли бы меня затоптать.
Они вошли, дружок закрыл дверь, а Роуклифф повернулся лицом к моему стаду.
- Вы все останетесь здесь под надзором полиции, пока не поступят другие указания. Вернон Асса мертв. Меня зовут лейтенант Джордж Роуклифф, и я довожу до вашего сведения, что беру вас под стражу как свидетелей преступления.
Это было на него похоже. Вернее сказать, это был он в своем репертуаре. Ну кому, спрашивается, сейчас интересно, что его зовут Джордж, а не, скажем, Майкл? Да и сказал-то он ерунду. Ведь если он берет их под стражу, это все равно что арест, а в этом случае они могут, хотя бы из соображений простой осторожности, не отвечать ни на один вопрос, прежде чем им не дадут возможность связаться со своими адвокатами, а это могло бы на многие часы затормозить колеса правосудия. Я удивился, что за это не уцепились ни Хансен, ни Хиббард, но, возможно, они боялись, что это будет выглядеть как подстрекательство по отношению к остальным, и не хотели нарушать профессиональной этики. Юристы ведь народ очень деликатный...
Я был снова в аномальном положении. Мне ужасно хотелось открыть дверь и выйти, чтобы: а) узнать, не нужен ли я Вульфу; б) взглянуть, как там работают ученые люди; и в) удрать от Роуклиффа, если он чего доброго вообразил, что и я тоже нахожусь под стражей. Но с другой стороны, субъект, у которого хватило наглости совершить убийство в кабинете Вульфа и прямо у него под носом, похоже, все еще находится здесь, в столовой, и мне не хотелось оставлять его на попечении такого остолопа, как Роуклифф. Прислонившись к стене, я все еще обдумывал свое положение, когда дверь раскрылась, и в комнату вошел инспектор Кремер. Не дойдя до стола, он остановился и огляделся вокруг.
- Мистер Бафф, - проговорил он. - Да, Бафф, О'Гарро, Хансен и, пожалуй, еще Хири. Вы четверо подойдите, пожалуйста, сюда. - Они двинулись. - Так, встаньте здесь передо мной. Теперь я вам кое-что покажу, а вы попробуете ответить, что это такое. Рассмотрите как можно внимательней, только не прикасайтесь. Вы поняли? Руками не трогать!
Они сказали, что все поняли, и он поднял руку. Между большим и указательным пальцами был зажат уголок коричневого кожаного бумажника. Квартет смотрел на него как завороженный. О'Гарро потянул было к нему руку, но тут же отдернул. Никто не произнес ни единого слова.
- Внутри выбиты инициалы "Л.Д.", - прибавил Кремер, - кроме того, там лежит несколько предметов, на которых стоит имя Луиса Далманна, но мой вопрос в том, можете ли вы утверждать, что это тот самый бумажник, который был у Далманна на встрече вечером во вторник?
- Разумеется, нет, - резко ответил Хансен. - С уверенностью утверждать? Конечно, не можем.
Из-за его спины раздался голос:
- Очень похоже, - это нам на помощь выступила Гертруда Фрейзи. Роуклифф схватил ее за локоть, пытаясь оттащить назад, но она не сдавалась. - Просто не отличить!
- Ладно, - уступил Кремер, - я не требую, чтобы вы поклялись мне под присягой, но хотя бы скажите, достаточно ли он похож на тот, что был у него в тот вечер, чтобы вы не смогли заметить никакой разницы? Я спрашиваю вас, мистер Хансен.
- Я не могу вам ответить. Я не был на встрече. И мистер Бафф тоже.
- Ну да, - не смутился Кремер, - ведь даже инспектору всего не упомнить. - А вы, мистер О'Гарро? Вы ведь слышали вопрос.
- Да, - ответил О'Гарро.
- Мистер Хири?
- Очень похож. Он был у Ассы?
Кремер кивнул головой:
- В нагрудном кармане.
- Я так и знала! - завопила мисс Фрейзи. - Жулики! Аферисты! Я с самого начала подозревала...
Роуклифф схватил се за руку, но она вырвалась и, воспользовавшись свободной рукой, залепила ему пощечину - я взял себе на заметку сделать взнос в пользу лиги "За естественную женщину". Все остальные сразу же стали задавать Кремеру вопросы или что-то ему сообщать, но он поднял руку, призывая всех замолчать.
- Прежде чем вы отсюда уйдете, вам всем дадут высказаться. Сколько захотите. А сейчас оставайтесь здесь, пока за вами не пришлют.
- Мы что, арестованы? - как всегда высокомерно спросил Гарольд Роллинс.
- Нет. Вы просто задержаны полицейскими властями на месте, где в вашем присутствии произошла насильственная смерть. Если кто-то предпочитает арест, мы охотно пойдем навстречу. - Он обернулся, поискал меня глазами, нашел, сказал: - Пошли со мной, Гудвин, - и направился к двери.



далее: 19 >>
назад: 17 <<

Рекс Стаут. Не позднее полуночи
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22