22




Что касается жителей штата Нью-Йорк, то для них главный итог всех этих событий стал известен лишь пару месяцев спустя, когда Оливер Бафф предстал перед судом по обвинению в преднамеренном убийстве и был признан виновным в совершении "тяжкого убийства первой степени". В доказательствах недостатка не было: Кремер вместе с командой прокурора федерального судебного округа собрал целую кучу неопровержимых улик, в числе которых фигурировал даже один вполне доброкачественный отпечаток пальца, оставленный на пузырьке с цианистым калием. Для нас же последствия этой истории сказались намного раньше, точнее говоря, на следующий же день после развязки, когда после обеда нам позвонил Рудольф Хансен и попросил разрешения в шесть часов посетить Вульфа вместе с О'Гарро и Хири. Они явились минута в минуту. Вульф только что спустился из оранжереи. Проведя их прямо в кабинет, я заметил, что О'Гарро сразу же устремился к краснокожему креслу, по-видимому, счел, что имеет на это полное право как единственный уцелевший партнер. Может, теперь его имя даже войдет в название фирмы. Что ж, пожалуй, им теперь не помешает немного подновить вывеску.
Судя по внешнему виду, им все еще не мешало хорошенько выспаться, скажем, недельку-другую подряд, но, слава Богу, на сей раз они по крайней мере нашли время причесаться. Держались все хоть и мрачновато, но вполне любезно. После того как мы были проинформированы о некоторых самых последних новостях - в числе которых, кстати, было и заявление секретарши Баффа о том, что в понедельник после обеда она видела в кабинете своего шефа Ассу с коричневым бумажником в руках, - Хансен наконец перешел к цели визита. Для нас всех было бы огромным облегчением, начал он, если бы после всего, что произошло, удалось найти способ довести конкурс до конца, не оставляя никаких лазеек для споров и разногласий, и в этой связи им требуется помощь Вульфа. Тот поинтересовался, каким же образом он сможет им помочь.
- Мы хотели бы, - ответил Хансен, - чтобы вы полностью взяли это дело на себя. Мы намерены предложить вам самому написать стихи, собственноручно раздать их конкурсантам, установить условия и сроки представления ответов, самостоятельно проверить их по мере получения и окончательно решить вопрос о присуждении призов. Мы решили передать в ваши руки всю процедуру от начала до конца. Хири категорически против того, чтобы проведение конкурса по-прежнему возглавляла "ЛБА", и в сложившихся обстоятельствах мы не можем его за это осуждать, ведь платит-то в конечном счете он. Так что вам будут предоставлены все полномочия и полная свобода действий. Никто не вправе будет хоть как-то вмешиваться в ваши действия. За эти услуги "ЛБА" готова заплатить вам пятьдесят тысяч долларов, не считая расходов.
- Я отклоняю ваше предложение, - ровным голосом ответил Вульф.
- Черт побери, но вы просто должны это сделать! - выпалил Хири.
- Нет, сэр. Я ничего не должен. Жизнь временами вынуждала меня рассматривать свою честь как понятие более или менее растяжимое, но она, поверьте, не настолько эластична, чтобы позволить мне писать стишки для парфюмерных конкурсов. Я вовсе не хочу ставить под сомнение честь всякого, кто возьмется за это дело. Честь подобна лицу, у всех разная, ведь не найдется и двух людей, у которых были бы совершенно одинаковые лица. И я прошу вас не настаивать. Предупреждаю, что даже не стану обдумывать ваши аргументы. Признаться, мой отказ мог бы быть для меня еще более болезненным, если бы я не собирался послать фирме "Липперт, Бафф и Асса" счет как раз на ту же самую сумму, пятьдесят тысяч долларов. Плюс расходы.
- Интересно было бы узнать, за что? - холодно осведомился Хансен.
- За работу, которая была мне поручена и которую я добросовестно исполнил.
- Мы уже это обсуждали, - вступил в разговор О'Гарро, - и так и не установили, в чем же состояла ваша работа.
- Вы не выполнили никакой работы, - пояснил Хансен, ставя точки над "i".
- Так-таки и никакой? А кто же тогда, позвольте полюбопытствовать, ее выполнил?
- Да никто. Обстоятельства, неподвластные нам, но лежавшие и вне сферы вашего контроля. Если уж кто-то и выполнил эту работу, то это скорее сам Бафф, когда он разослал конкурсантам ответы... Или Асса, когда узнал, что бумажник находится у Баффа, но решающую роль сыграло то, что у конкурсантов оказались ответы. Ведь, в сущности, именно это и спасло конкурс.
- Значит, этот факт вы признаете?
- Разумеется, признаем. Это же совершенно очевидно.
- Превосходно. Наверное, все равно этого не избежать. - Вульф обернулся ко мне. - Арчи, дай, пожалуйста, мистеру Хансену доллар.
Я вынул деньги, встал из-за стола и протянул Хансену доллар, но он почему-то не взял.
- Что все это значит? - поинтересовался он.
- Я снова нанимаю вас в качестве своего поверенного, как в начале нашего знакомства. Мне хотелось бы, чтобы все, что я собираюсь вам сообщить, обрело статус доверительных отношений между вами и мной как клиентом и его официальным поверенным. Поскольку интересы мистера О'Гарро и мистера Хири здесь полностью совпадают с моими, я всецело полагаюсь на их умение держать язык за зубами. Вы вправе расторгнуть наши отношения в любой момент. Во всяком случае, так вы говорили в прошлый раз. Все началось с доверительных отношений, пусть этим и закончится.
Хансен без всякого энтузиазма принял протянутый доллар, и я вернулся на свое место.
- Можете приступать, - проговорил он.
- Имейте в виду, - нахмурившись начал Вульф, - что вы меня вынуждаете. Лично я предпочел бы оставить это при себе, но уж лучше раскрыть тайну, чем продолжать эти бессмысленные споры. Так вот, когда вы получите мой отчет о расходах, который будет приложен к счету, там будет указана статья: "Подержанная пишущая машинка "Ундервуд", восемьдесят два долларам. Поскольку я хотел полностью исключить всякую возможность разоблачения, то теперь эта машинка покоится на дне реки, но у меня сохранились - или, вернее сказать, я знаю, где хранятся, и без труда могу заполучить - странички отпечатанного на ней текста... И если вам удастся раздобыть у инспектора Кремера листочки с ответами, которые получили конкурсанты, или, по крайней мере, хорошие их фотокопии, я смогу предоставить вам возможность провести сравнение. В результате которого вы убедитесь, что разосланные конкурсантам ответы напечатаны на той же самой машинке, которая означена в моем отчете о расходах.
Хири оглушительно расхохотался. За всеми хлопотами я как-то уже успел подзабыть, какой это большой мастер смеяться, а на этот раз он превзошел самого себя. Издав пару мощных рулад, он передохнул, сделал небольшую паузу, успев выпалить: "Потрясающий мерзавец!", и потом еще некоторое время посмеялся. Хансен и О'Гарро молча наблюдали за этой картиной, причем у О'Гарро был такой насупленный вид, будто он с трудом заглатывал эту малоприятную пилюлю.
Когда Хири уже слегка истощился и в комнате стало можно услышать нормальную человеческую речь, заговорил Хансен.
- Вы хотите сказать, что это вы разослали конкурсантам ответы?
- Вернее сказать, это сделал человек, находившийся у меня на службе. Если вы настаиваете, я могу вам его представить, но я предпочел бы не называть его имени.
- Думаю, мы не будем настаивать, как вы считаете, Пэт?
- Обойдемся! - ответил, слегка смягчившись, О'Гарро. - Пропади все пропадом!
- Неудивительно, что вы так настаивали на доверительных отношениях, - обратился Хансен к Вульфу. - Это в корне меняет дело.
- Хм... Еще бы, - сухо заметил Вульф. - Особенно если учесть, что вы сами только что заявили, что именно рассылка конкурсантам ответов и спасла конкурс от краха. Это составляло одну из моих задач, другая же заключалась в том, чтобы вынудить кого-то предпринять какие-то действия. Я не знал, кого именно и к каким конкретно действиям, но мне представлялось, что это будет стимулировать развитие событий, и так оно и оказалось.
- Да уж, что верно, то верно, - согласился О'Гарро. - Пожалуй, события развивались даже несколько слишком интенсивно, но этого вы не могли предотвратить.
- Я должен был это предотвратить. Мистер Асса должен был остаться в живых. Если бы я не совершил грубейшей ошибки. - Вульф мрачно сжал губы, потом снова расслабился. - Так что, дать вам для сравнения странички, отпечатанные на нашей машинке?
- Нет, не надо, - ответил Хансен. - Ваше мнение, Пэт?
- Да нет, ни к чему.
- И все-таки, - обратился Хансен к Вульфу, - мы по-прежнему хотим, чтобы вы взяли на себя организацию конкурса. Разумеется, оплата ваших услуг будет сверх той суммы, которая означена в вашем счете. Это никоим образом не...
- Я ведь уже сказал, нет! - как раненый зверь прорычал Вульф.
И, должен признаться, я всецело разделял его чувства. Ради каких-то смутных понятий о чести отказываться от пятидесяти тысяч - занятие и так достаточно тяжелое. Но заставлять человека проделывать этот номер несколько раз кряду - это уже смахивало на садизм... Они пытались его уломать, особенно долго не сдавался Хири, но в конце концов им все-таки пришлось сдаться. Правда, когда они уже уходили и я вышел в прихожую их проводить, они загнали меня под вешалку и попытались внушить мне, что если бы я уговорил Вульфа, то внакладе бы не остался, но я был тверд и не оставил им никакой надежды. Честно говоря, в тот момент мне вообще было не до них. Меня мучила совсем другая, глубоко личная проблема, и, едва закрыв за гостями дверь, я тут же вернулся в кабинет, чтобы без всякого промедления приступить к ее решению.
- Что ж, - обратился я к Вульфу, - ничего не скажешь, это был блестящий трюк. Просто шедевр. Пальчики оближешь! Так что примите поздравления. Мало того, что вы изменили правила игры и позволили себе откровенно лгать, прямо глядя мне в глаза, вы еще умудрились взгромоздить на эту ложь другую, уверяя меня, что и не думали менять никаких правил. Так как там насчет доверительных отношений? И как, интересно, я смогу после всего этого поверить хоть одному вашему слову?
Он скривил рот. По его замыслу это должно было изображать улыбку.
- Ты всегда можешь верить мне, Арчи. Ну-ка воспользуйся своей блестящей, несравненной памятью и попробуй дословно восстановить все, что я говорил тебе по этому поводу. Сначала я сказал: "На такую дерзкую провокацию я не мог даже рассчитывать". Что было чистой правдой. Я на нее вовсе и не рассчитывал, я был в ней совершенно уверен, ибо собственноручно ее организовал. Потом я сказал: "Я даже не включал это в число вероятных событий". И это тоже было правдой. Ибо оно было не вероятным, а стопроцентно достоверным. Так что я ни разу не сказал тебе прямой лжи и не собираюсь делать этого впредь. А если я и позволил себе пару каламбуров, то исключительно для того, чтобы уберечь тебя от необходимости говорить откровенную ложь мистеру Стеббинсу или кому-нибудь другому, кто вздумал бы задавать тебе нескромные вопросы. Ну что, точно ли я процитировал свои заявления?
Я что-то пробурчал в ответ, не желая компрометировать свою несравненную память.
- Или ты предлагаешь вовсе исключить из наших приватных бесед какие бы то ни было словесные уловки и каламбуры? Но тогда от этого пришлось бы отказаться не только мне, но и тебе. Ну как, ты готов к этому?
- Пожалуй, нет, сэр.
- То-то же... Вот так-то лучше. Без них нам не продержаться и недели, - с довольным видом прохрипел он.
И позвонил, чтобы принесли пива.
+========================================================================+ I Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory I I в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" I Г------------------------------------------------------------------------¶ I Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент I I (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov I +========================================================================+
назад: 21 <<

Рекс Стаут. Не позднее полуночи
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22