<< Главная страница

Глава 4




В десять часов вечера я при свете торшера перелистывал страницы книги под названием "Соусы разных стран". Чтобы обнаружить в комнате спрятанный увесистый предмет - например, крупное бриллиантовое колье, бивень мамонта или автоматический пистолет, - много времени не требуется. Но когда речь идет о двадцатидолларовой купюре или о чем-то другом, что можно вложить между книжных страниц, то поиски могут порядочно затянуться, особенно если в комнате обширная библиотека. Для поисков в библиотеке конгресса понадобилось бы, по моим оценкам, две тысячи семьсот сорок восемь лет.
Большинство книг Пьера Дакоса содержали описание различных способов приготовления пищи. Меня интересовал не только клочок бумаги с какой-то записью. Я старался обнаружить хоть что-нибудь, что вывело бы нас на человека, оставившего записку в ресторане на подносе или заплатившего за нее сто долларов. Определенные надежды сперва вселила обнаруженная в ящике стола записная книжка с длинным перечнем фамилий. Однако, как объяснила Люси Дакос, это был список клиентов, особенно щедрых на чаевые. По ее словам, Пьер плохо запоминал имена таких людей и поэтому записывал их на протяжении двадцати лет.
Прибыв по адресу, я сообщил отцу Пьера Дакоса - причем Люси фигурировала в качестве переводчика, - что, мне, необходимо осмотреть комнату, его сына, и объяснил, с какой целью. Моя затея пришлась Люси явно не по душе, однако дедушка проявил настойчивость, и этого оказалось достаточно. Как я вскоре понял, она решила не отходить от меня ни на шаг, чтобы своевременно заметить, если я попытаюсь что-нибудь присвоить. Истинные чувства Люси по отношению ко мне угадать не составляло большого труда: ей было абсолютно все равно - двуногий я или четвероногий. А вот к своей особе она относилась совсем не безразлично. За лицом, довольно миловидным, Люси тщательно ухаживала, как и за великолепными каштановыми волосами. Отлично сшитое светло-коричневое платье ловко сидело на ее ладной фигуре. Не верилось, чтобы все эти прелести предназначались только для зеркала.
Люси сидела в мягком кресле рядом с торшером. Закончив с последней книгой, я поставил ее на полку и, повернувшись к девушке, заметил:
- Вы, я полагаю, правы. Если отец действительно что-то спрятал, то, скорее всего, здесь, в этой комнате. Вам удалось вспомнить, о чем он говорил в самое последнее время?
- Нет.
- Но вы по крайней мере пытались припомнить?
- Я уже сказала вам, мне нечего вспоминать: со мной он почти не разговаривал.
В говоре Люси присутствовало много носовых звуков. Смотря в раздумье сверху на стройные ноги девушки, которые едва прикрывала короткая юбка, я решил подойти с другой стороны.
- Послушайте, мисс Дакос. До сих пор я честно старался проявлять учтивость и сочувствие. Но мне все же хотелось бы знать, отчего вас совершенно не интересует, кто убил вашего отца? Это ведь, согласитесь, не совсем... естественно.
- Вам, конечно, любопытно знать, - кивнула она. - По-вашему, я должна рыдать, причитать и, быть может, даже рвать на себе волосы. Чепуха! Я была хорошей вполне обычной дочерью. Конечно, мне не безразлично, кто убил моего отца, но я не думаю, что вам удастся поймать убийцу, учитывая ваши методы; вы тратите время на поиски человека, который дал отцу деньги за какую-то записку. Но даже если вы все-таки и сумеете найти преступника, то уж никак не потому, что приставали ко мне с назойливыми требованиями вспомнить что-то, чего никогда не было.
- А что предлагаете вы? Как бы вы действовали на моем месте?
- Не знаю. Я ведь не знаменитый детектив, как Ниро Вулф. По вашим словам, орудием убийства послужила бомба, подложенная кем-то в карман пальто моего отца. Кто сделал это? Я бы постаралась выяснить: где отец был в роковой вечер, с кем встречался? Я бы начала с этого.
- Конечно, вы поступили бы именно так, - кивнул я. - И в итоге вам отдавили бы ноги десятки полицейских ищеек, которые в данный момент как раз этим и занимаются. Если до преступника можно добраться таким способом, они схватят его без помощи Ниро Вулфа. Разумеется, помимо других людей ваш отец виделся вчера также и с вами. Я пока не спрашивал о ваших взаимоотношениях с ним и не стану этого делать, но полиция, безусловно, интересуется. И ее сотрудники собирают сейчас через ваших знакомых сведения о вас. Как вы сказали, вам пришлось провести в канцелярии окружного прокурора пять часов. Значит, все это для вас не новость. Им уже приходилось иметь дело с людьми, отправившими своих отцов на тот свет. И конечно же они вас спросили: кому выгодна его смерть? И каков же был ваш ответ?
- Я ответила, что не знаю.
- Но ведь кто-то все-таки очень желал его смерти. Люси презрительно усмехнулась. Она мне, признаюсь, совсем не нравилась, но я стараюсь быть объективным. Ее лицо в самом деле исказила презрительная усмешка.
- Я знала, что вы это скажете, - заявила она. - У прокурора они тоже об этом говорили. Вывод не только очевидный, но и глупый. Ведь убийца мог и ошибиться, предположив, что пальто отца принадлежит кому-то другому.
- Тогда выходит, по-вашему, случившееся - результат трагической ошибки?
- Я этого вовсе не утверждала, а только указала на подобную возможность.
- Дедушка рассказал вам о том, что сообщил ему Ниро Вулф о содержании моей беседы с вашим отцом?
- Нет. Дедушка никогда мне ни о чем не рассказывает. Считает, что у женщин куриные мозги. Вы, несомненно, думаете точно так же.
Я мог бы подтвердить, что некоторым женщинам - присутствующие не исключение - мозгов и впрямь недостает, но воздержался.
- Ваш отец заявил мне, - продолжал я, - что какой-то мужчина хочет его убить, а потому об ошибке не может быть и речи. Вы также не походите на роль убийцы, поскольку вы - не мужчина. Но вернемся немного назад. Очевидно, отец был другого мнения о женщинах, так как, со слов дедушки, сказанных в разговоре с мистером Вулфом, он часто советовался с вами. Поэтому, думается мне, он мог рассказать вам кое-что о человеке, который заплатил ему сто долларов за записку.
- Он никогда не спрашивал моего совета, а просто хотел знать мое мнение.
После этого заявления я отказался от дальнейших попыток развить данную тему, хотя мне не терпелось спросить, в чем разница между выражениями "посоветоваться" и "узнать мнение", и выслушать ее объяснение; однако в одиннадцать часов или немного позже мы ожидали у себя в доме посетителей, и мне надлежало присутствовать при встрече. Поэтому я поспешил закруглиться с расспросами и с обыском. Едва ли Пьер Дакос спрятал улики под половицами или использовал в качестве тайника рамку одной из картин. Между тем я должен признать, что Люси умела вести себя достойно в обществе. Она вежливо проводила меня до двери и, прежде чем выпустить на волю, пожелала спокойной ночи. По всем признакам мистер Дакос и служанка в белом переднике уже находились в своих кроватях.
Часы показывали десять минут двенадцатого, когда я, взобравшись по ступенькам крыльца старинного особняка, обнаружил, что дверь не на цепочке. Войдя без посторонней помощи в дом, я направился прямо в кабинет, ожидая застать Вулфа погруженным в чтение книги или с увлечением колдующим над очередным кроссвордом, но я ошибся. В одном из ящиков моего письменного стола лежали схемы улиц всех пяти районов Нью-Йорка; Вулф достал их и теперь сидел, развернув перед собой карту Манхэттена. Насколько мне известно, его впервые заинтересовало расположение улиц в этом районе. Можно было предположить, что я сразу же загорюсь желанием угадать причину его столь необычайной любознательности, однако ничего подобного я не испытывал; дело в том, что я давно усвоил простую истину: стараться угадать ход мыслей гения - напрасная трата времени. Если его манипуляции имели какой-то смысл, в чем я сильно сомневался, то рано или поздно, будучи в соответствующем настроении, он добровольно поделится со мной своими соображениями. Когда я повернулся на стуле лицом к Вулфу, он ловкими и точными движениями пальцев начал складывать схемы. Сразу было видно, что он достаточно, тренировался в оранжерее по утрам, с девяти до одиннадцати, и после полудня, с двух до четырех, хотя в этот день он вообще не был наверху. Отвечая на мой немой вопрос, Вулф пояснил:
- Я определял расстояние от ресторана до дома, в котором проживал Пьер Дакос, и до нашего особняка. Он прибыл к нам ночью, без десяти час. Интересно, где он побывал в тот последний день? Где в это время висело его пальто?
- Мне придется, - заметил я, - извиниться перед дочерью Пьера Дакоса. - Я уверял ее, что если с помощью подобных методов можно поймать убийцу, то полиция обойдется без вашей помощи. Неужели наши дела так плохи?
- Вовсе нет. Как тебе известно, я предпочитаю воздерживаться от чтения, когда в любой момент мне могут помешать. Что она тебе сообщила?
- Ничего существенного. Возможно, ей нечего сказать, но я не верю. Сидела битый час не спуская с меня глаз, пока я обыскивал комнату Пьера; видимо, хотела не позволить мне стибрить пару носков. Она - какая-то аномалия. Это слово, мне кажется, лучше всего подходит...
- Человек не может быть аномалией.
- Хорошо. Назовем ее фальшивой, не настоящей. Человек, который держит у себя на полке книги такого содержания и украшает их собственным экслибрисом; обычно активно выступает против превращения женщин лишь в объект сексуальных вожделений мужчин. Но если бы Люси Дакос и в самом деле была против, она не стала бы уделять столько внимания макияжу, прическе и не тратила бы с трудом заработанные доллары на платья, выгодно подчеркивающие ее фигуру. Конечно, она не в состоянии изменить форму своих красивых ног. И все-таки я утверждаю: Люси Дакос притворяется, ломает комедию. Раз Пьер говорил о мужчине, то, по-видимому, не она сунула бомбу ему в карман, но я готов биться об заклад, что он рассказал ей о записке и даже показал ее. Она прекрасно знает, кто убил отца, и собирается прижать убийцу или по крайней мере попытать счастья в качестве шантажистки. В итоге ее тоже кокнут, и нам придется заниматься еще и этим делом. Предлагаю установить за ней наблюдение. Если у вас для меня другие планы, то поручите Фреду или Орри, а быть может, и Солу. Желаете дословный отчет о моем разговоре с Люси Дакос?
- Это необходимо?
- Нет.
- Тогда лишь самое существенное.
Закинув ногу на ногу, я начал:
- Сперва она действовала как переводчик, когда я просил у дедушки разрешения осмотреться в комнате Пьера и в других местах, которые вы упомянули ранее, инструктируя меня. Безусловно, она могла кое-что исказить или прибавить от себя... С переводчиками, как вам известно, никогда нельзя быть уверенным. Затем она прошла со мной...
У входа позвонили, я встал и направился к двери. Мы ожидали Филипа около одиннадцати часов, а Феликса несколько позже, но они явились вместе. Судя по выражению их лиц, между ними пробежала кошка. Войдя, они заговорили со мной, но явно избегали обращаться друг к другу. Вулф приветствовал их прямо-таки в экстравагантной манере: наклонил голову на целых полдюйма. Феликс, разумеется, занял красное кожаное кресло возле стола Вулфа, Филип расположился в желтом кресле. Он сидел неподвижно, крепко сжатых губ почти не было видно на смуглом квадратном лице.
Едва пристроившись на краешке сиденья, Феликс заявил:
- Я задержал Филипа, мистер Вулф, потому что он обманул меня. Как вам известно, я...
- Пожалуйста, остановитесь.
Феликс хорошо знал этот тон голоса Вулфа, часто слышал, когда тот был его начальником, выполняя обязанности попечителя.
- Вы взволнованы. У вас, я полагаю, был трудный день, у меня, впрочем, тоже. Я попрошу принести пиво. А вам, быть может, коньяк?
- Нет, сэр, мне ничего не надо.
- Вам, Филип?
Филип отрицательно покачал головой. Я отправился в кухню. Когда я вернулся, Феликс сидел уже не на краешке кресла, а занял все сиденье и говорил:
- ...Всего восемь человек. Они приходили и уходили весь день и вечер. Я- записал их фамилии. Это был самый скверный день за весь период после смерти мистера Вукчича. Первые двое появились к концу обеда, в три часа, и с этого момента хождение не прекращалось до позднего вечера. Просто ужасно! Беседовали с каждым, даже с посудомойками. Их интересовала главным образом раздевалка - так называл это помещение мистер Вукчич, и мы сохранили это название. Речь идет о комнате, где обслуживающий персонал оставляет свои личные вещи и переодевается. Полицейские заводили туда всех поодиночке и расспрашивали относительно пальто Пьера. В чем дело, почему их интересует пальто Пьера?
- Вам придется адресовать этот вопрос полиции. Пивная пена в стакане опустилась до нужного уровня. Вулф поднял стакан и с наслаждением пригубил.
- Полиция доставила вам сегодня столько хлопот только из-за того, что Пьер был убит здесь, в моем доме. Если бы не это обстоятельство, полиция ограничилась бы обычной установившейся практикой. Они кого-нибудь арестовали?
- Нет, сэр. Одному из них, как мне показалось, очень хотелось арестовать меня. По его словам, Пьер якобы поддерживал с вами и мистером Гудвином какие-то особые отношения, о которых я должен знать. Он велел мне надеть пальто и шляпу, но потом почему-то передумал. Он точно так же обошелся с...
- Его фамилия Роуклифф.
- Да, сэр, - кивнул Феликс. - Возможно, и правда вы все знаете. Как говорил мне мистер Вукчич, вы сами придерживаетесь именно такого мнения. Этот полицейский точно так же обошелся с Филипом, поскольку я сказал, что Филип был лучшим другом Пьера. - Феликс посмотрел на Филипа, но совсем не по-дружески, и опять перевел взгляд на Вулфа. - Быть может, Филип солгал и полицейскому, однако утверждать не берусь. Между тем я точно знаю - меня он обманул. Вы, конечно, помните, что сказал мистер Вукчич, расставаясь с Ноэлем. Как он тогда заявил, увольняет он Ноэля не за украденного гуся - всякий может поддаться искушению, - а потому, что тот солгал, отрицая свою вину. Мистер Вукчич сказал: он в состоянии держать хороший ресторан, даже если иногда кто-нибудь что-то украдет, но это невозможно, если все станут лгать, поскольку ему всегда нужно знать истинное положение дел. Я постоянно помню эти слова мистера Вукчича и не позволю никому обманывать меня; это всем известно. Нельзя руководить приличным рестораном, не имея ясного представления о том, что делается вокруг. Как только последний полицейский ушел, я привел Филипа наверх и сказал: мне нужно знать о Пьере все, что известно ему, и он, отвечая, солгал. Я научился распознавать, когда человек лжет. Мне, конечно, далеко до мистера Вукчича, но тем не менее я почти всегда могу определить, если мне говорят неправду. Взгляните на него сами.
Я и Вулф посмотрели на Филипа. Тот разжал губы и, не спуская глаз с Феликса, произнес:
- Я признался вам в обмане. Ведь признался же.
- Вы не признались. Это еще одна ложь. Филип взглянул на Вулфа:
- Я объяснил ему, что просто упустил что-то в рассказе, так как совсем забыл. Разве это не считается признанием, мистер Вулф?
- Интересный вопрос, - заметил Вулф. - Заслуживает отдельного обсуждения, но, по-моему, не здесь и не сейчас. Вы упустили сообщить о чем-то, что Пьер сделал или сказал?
- Да, сэр. Но не могу сейчас все точно вспомнить. Я ведь честно признался.
- Сегодня днем я попросил вас воскресить в памяти все сказанное Пьером вчера, и вы обещали постараться, но не в ресторане. Теперь вы говорите: что-то в самом деле было, только вы не в состоянии вспомнить.
- Речь идет вовсе не о каких-то вчерашних его словах, мистер Вулф. Вовсе нет.
- Глупости, - заявил Вулф. - Пустая болтовня. Вы просто увиливаете и невольно подталкиваете меня к заключению, что именно вы убили Пьера. Скажите прямо, вы хотите, чтобы убийцу поймали и наказали? Вы располагаете какими-то сведениями, которые помогли бы изобличить преступника? Вы уверяли, что рыдали, узнав о смерти Пьера. Это правда?
Филип сидел с закрытыми глазами, вновь крепко сжав губы и медленно покачивая головой. Потом, открыв глаза, он поочередно взглянул на Феликса, меня и Вулфа и заявил:
- Хочу поговорить с вами наедине, мистер Вулф.
- Феликс, пройдите в гостиную, - скомандовал Вулф. - Как вы знаете, она звуконепроницаемая.
- Но я хотел бы... - начал Феликс.
- Черт возьми! Уже далеко за полночь. Я устал, вы тоже утомлены. Возможно, я расскажу вам когда-нибудь о сути нашего разговора или же воздержусь от этого. Вы сами от Филипа наверняка ничего не добьетесь.
Я поднялся, прошел в гостиную, удостоверился, что дверь, выходящая в коридор, заперта, и, поместив там Феликса, вернулся к своему письменному столу.
Усаживаясь, я услышал, как Филип произнес:
- Я сказал - наедине, мистер Вулф. Только вы и я.
- Не выйдет. Если мистер Гудвин удалится и вы сообщите мне что-то, требующее немедленных действий, мне придется все сказанное вами повторять ему. Напрасная трата времени и сил.
- Тогда я должен... Вы оба должны пообещать ничего не передавать Феликсу. Пьер был очень самолюбивым человеком, мистер Вулф. Я говорил вам уже об этом. Он гордился своей профессией и хотел быть не просто хорошим, а самым лучшим официантом. Он хотел, чтобы мистер Вукчич считал его лучшим официантом лучшего в мире ресторана. Это свое желание Пьер перенес и на Феликса. Возможно, Феликс действительно был такого мнения о Пьере, именно поэтому вы должны пообещать ничего не рассказывать ему. Феликс не должен знать об оплошности Пьера, которую никогда не совершит первоклассный официант.
- Мы не можем обещать ни при каких обстоятельствах ничего не говорить Феликсу, но мы посвятим его только в том случае, если это окажется абсолютно необходимым для поимки и изобличения убийцы. С этой оговоркой я могу обещать и обещаю. А ты, Арчи?
- Да, сэр, - ответил я твердо. - С упомянутой оговоркой я клянусь всем для меня святым; и провалиться мне на этом самом месте, если я нарушу свое слово.
- Вы раньше заявили, - начал Вулф, - будто Пьер рассказал вам о перепутанных заказах. По-видимому, речь идет не об этом эпизоде.
- Вы правы, сэр. Путаница произошла лишь вчера. Но раньше случилось нечто похуже. Как признался мне Пьер на прошлой неделе, в понедельник, ровно восемь дней назад, один посетитель оставил на подносе вместе с деньгами какую-то записку, и Пьер сохранил ее. По его словам, когда он захотел вернуть записку, клиента уже не было - он ушел, и Пьер оставил бумажку у себя. Феликсу он ее не отдал, чтобы переслать по почте владельцу, так как в записке значились фамилия и адрес хорошо знакомого Пьеру человека, и это обстоятельство возбудило его любопытство. Пьер тогда же сообщил, что та записка все еще у него. После нашего сегодняшнего разговора, когда вы повторили слова Пьера о человеке, который хотел его убить, я подумал, не связано ли это каким-то образом с тем, что произошло неделю тому назад. Возможно, подумалось мне, убийца - это человек, чья фамилия указывалась в записке. Но я также знал: убийцей не мог быть клиент, оставивший записку на подносе, потому что он уже был мертв.
- Мертв?
- Да, сэр.
- Откуда вам известно?
- Об этом говорили по радио и писали в газетах. Как сказал мне Пьер, записку на подносе оставил мистер Бассетт. Мы все хорошо знали мистера Бассетта. Он всегда платил наличными и давал хорошие чаевые. Очень хорошие. Однажды он дал Феликсу пятьсот долларов.
По всей вероятности, я правильно все понял, ведь в мою обязанность входило стенографировать показания свидетелей, однако слушал я лишь краем уха. Миллионам людей было знакомо имя Харви Г. Бассетта, президента "Нэтэлек" или "Нейшнл электронике индастриз". Известность он приобрел не своей щедростью в ресторане, а потому что был убит ночью в пятницу, четыре дня назад.
Вулф даже глазом не моргнул, только откашлялся и сглотнул.
- Конечно, - согласился он. - Убийство не могло быть делом рук мистера Бассетта. Но вернемся к человеку, чья фамилия фигурировала в записке. Кто это был? Льер ведь показал вам листок?
- Нет, сэр, не показывал.
- Но по крайней мере упомянул фамилию. Как же иначе? По вашим же словам, она была ему знакома и возбудила его любопытство. Пьер, вне всякого сомнения, должен был поделиться с вами, и вы должны сообщить фамилию мне.
- Нет, сэр. Не могу. Я не знаю.
- Скажи Феликсу - он может отправляться домой, - повернулся Вулф ко мне. - Передай ему, что нам, возможно, придется заниматься Филипом всю ночь.
Я встал, но Филип тоже поднялся, - Не нужно, - заявил он решительно. - Я тоже пойду домой. Я пережил самый тяжелый день в моей жизни, а ведь мне уже пятьдесят четыре года. Сперва известие о смерти Пьера, потом целый день в раздумье - кому же я должен сообщить обо всем: Феликсу, или вам, или же полиции... и ломая голову над тем, не Арчи ли Гудвин убил Пьера. Теперь мне кажется, что рассказывать вам обо всем не следовало, а нужно было сообщить полиции, но опять же я думаю о ваших отношениях с мистером Вукчичем и как вы восприняли его смерть. И мне известно, какого он был мнения о вас. Я сказал вам все, что знаю, - буквально все. Мне нечего добавить.
С этими словами Филип направился к выходу.
Я вопросительно взглянул на Вулфа, но он покачал головой из стороны в сторону. Поэтому я, не торопясь, встал и вышел в прихожую, полагая, что Филип не позволит мне помочь ему с пальто, однако он не возражал, хотя, уходя, не пожелал мне спокойной ночи.
Закрыв за Филипом дверь, я вернулся в кабинет и спросил:
- Пригласить Феликса?
- Не нужно, - ответил Вулф, поднимаясь. - Разумеется, он может рассказать нам кое-что о Бассетте, но я устал, и ты тоже. Остается вопрос: известна ли Филипу фамилия человека, указанная в записке?
- Можно ставить десять против одного, что она ему не известна. Ведь он прямо мне в лицо высказал подозрение о моей возможной причастности к убийству и, кроме того, в пылу разговора назвал меня просто Арчи Гудвином. Нет, он по-настоящему облегчал свою совесть.
- Проклятье! Передай Феликсу: я свяжусь с ним завтра. Спокойной ночи.
И Вулф поспешно ретировался.



далее: Глава 5 >>
назад: Глава 3 <<

Рекс Стаут. Семейное дело
   Глава 1
   Глава 2
   Глава 3
   Глава 4
   Глава 5
   Глава 6
   Глава 7
   Глава 8
   Глава 9
   Глава 10
   Глава 11
   Глава 12
   Глава 13
   Глава 14
   Глава 15
   Глава 16
   Глава 17
   Глава 18


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация