<< Главная страница

5




В Нью-Йорке выпадают прекрасные летние вечера, когда ему этого захочется, и сейчас стоял как раз такой вечер - теплый, но не жаркий и не удушливый. Когда мы остановились на углу Восточной Пятьдесят первой улицы и Лексингтон-авеню, я заплатил таксисту, вылез из такси и огляделся. При ярком солнечном свете на старом кирпичном здании, возможно, видны были бы следы жизненных передряг, но сейчас, в свете заката, оно смотрелось совсем неплохо. Войдя в вестибюль, я проглядел список жильцов на стене. Во втором сверху ряду значилось "Девлин - Берк". Я нажал кнопку, толкнул дверь, услышав звук открывающегося замка, вошел, огляделся в поисках лифта и, не увидев его, начал взбираться по лестнице. Тремя этажами выше была открыта дверь, и в ее проеме меня ждала Делла Девлин.
Я поприветствовал ее дружески, но не развязно. Она кивнула, менее дружески, прижалась к стене, чтобы дать мне пройти, закрыла дверь и провела меня в гостиную. Я огляделся с выражением товарищеского интереса. Кресла и кушетка в летних чехлах выглядели манящими и прохладными. На стенах - полки с книгами. Окно выходило на улицу, помимо проема, ведущего в прихожую, было еще три двери, две стояли нараспашку, а одна была неплотно прикрыта.
Она села и пригласила присесть меня.
- Я не могу вообразить, - сказала она громким голосом, в чем, казалось, не было необходимости, несмотря на уличный шум доносящийся из окна, - что вы хотите спросить у меня такого таинственного.
Сидя, я рассматривал ее. Горела только одна лампа в углу, и в ее тусклом свете Делла смотрелась не так уж плохо. Ушки бы ей вдвое поменьше, и можно было бы провести с ней вечер, если не слишком приглядываться.
- Ничего таинственного здесь нет, - возразил я. - По телефону я сказал, что дело у меня личное и конфиденциальное, и все. Мистер Вулф полагает, что для вас было бы обременительно снова приезжать к нам в контору, так что он прислал меня. Мисс Берк вышла, не так ли?
- Да, она отправилась с друзьями посмотреть шоу. "Ребята и девчата".
- Прекрасно. Это хорошее шоу. Дело у меня и впрямь конфиденциальное, мисс Девлин. Мы действительно одни?
- Конечно, одни. Так в чем же дело?
Концы не сходились с концами в трех местах. Во-первых, у меня было предчувствие, а мои предчувствия часто оправдывались. Во-вторых, она говорила слишком громко. В-третьих, то, она так подробно ответила на мой вопрос о Кэрол Берк, даже назвав шоу, выглядело откровенно фальшивым.
- Причина, по которой это так конфиденциально, - сказал я, - заключается в том, что вы должны сами решить, как вам поступить. Я сомневаюсь, чтобы вы представляли, насколько мало долгие пересуды с другими помогут вам решиться. Вы сказали, что мы одни, но я нисколько не удивлюсь...
Я вскочил, подошел к неплотно закрытой двери, подумав, что эта наиболее вероятное место, и рывком распахнул ее. За мной раздался сдавленный крик Деллы Девлин. Передо мной, прислонясь к полкам стенного шкафа, заполненным коробками и разными мелочами, стояла Кэрол Берк. Первый же взгляд на нее дал мне ответ на вопрос, на что похожи ее глаза, когда случается нечто такое, что по-настоящему волнует ее.
Я отступил. Тараторящая как сорока Делла Девлин оказалась рядом со мной. Я сжал ее руку, достаточно сильно, чтобы причинить боль, и обратился к Кэрол Берк, которая выбиралась из шкафа:
- Господи, неужели я кажусь таким лопухом? Может быть, ваши косые взгляды не настолько проницательны, как вы думаете...
Делла завопила:
- Уходите! Убирайтесь вон!
Кэрол остановила ее:
- Позволь ему остаться, Делла, - ее голос звучал спокойно и презрительно. - Он всего-навсего задрипанная дешевая марионетка, пытающаяся стянуть то, что плохо лежит, для своего хозяина. Я вернусь примерно через час.
Кэрол шагнула вперед. Делла, отчаянно вереща, схватила ее за руки, по Кэрол вырвалась и прошла через одну из открытых дверей. Из соседней комнаты раздались звуки, затем она появилась снова в шляпке и жакете, с сумочкой в руках и прошла к выходу. Наружная дверь открылась и затем хлопнула. Я подошел к окну, высунул голову наружу и через минуту увидел, как Кэрол появилась на тротуаре и зашагала в западном направлении.
Я вернулся к своему креслу и сел. Открытая дверца стенного шкафа смотрелась неприглядно, я встал, закрыл ее и уселся обратно.
- Давайте выкинем из головы эту досадную сцену, - бодро предложил я. - Затея со шкафом в любом случае была дурацкая, она могла бы просто задохнуться там. Садитесь и расслабьтесь, пока я попытаюсь стянуть то, что плохо лежит, для своего хозяина.
Делла вскочила.
- Меня не интересует ничего из того, что вы можете сказать.
- Тогда вам не следовали впускать меня. И, конечно, засовывать мисс Берк в этот шкаф. Давайте покончим с этой комедией. Я просто хочу понять, знаете ли вы, как использовать десять тысяч долларов.
Она вытаращила глаза:
- Знаю ли я что?
- Садитесь, и я расскажу вам.
Она подошла к креслу и села. Я передвинулся в более удобную позицию - лицом к ней.
- Сначала я хочу сказать вам пару вещей о расследовании убийств. При...
- Я уже слышала все, что только можно об убийстве.
- Я знаю, что вы слышали, но вот еще кое-что. Когда вы замешаны в убийство, никого не интересует, как много вы хотите слышать. Это единственный вопрос, которого никто не задаст вам. Пока дело Рэкила не будет раскрыто и не будут получены ответы на все вопросы, вы будете слышать о нем до конца ваших дней. Смотрите фактам в лицо, мисс Девлин.
Она промолчала. Только сжала руки.
- Еще кое-что о расследовании убийств. Кого-то убивают и полиция принимается за работу. Каждого, у которого может быть хоть крупинка важной информации, допрашивают. Скажем, они расспрашивают пятьдесят человек. Сколько из этих пятидесяти отвечают совершенно искренне? Может быть, десять, может быть четверо или пятеро. Они это знают, этого ждут, и вот почему, когда они думают, что дело того стоит, они задают одни и те же вопросы одному человеку снова и снова, стараясь узнать истину. Они часто действуют таким образом, почти всегда с людьми, которые придумывают целые истории о том, что они сделали или видели, со всеми деталями. Конечно, вы не из их числа. Вы не придумывали истории со множеством деталей. Вы просто ответили на простой вопрос "нет" вместо "да". Они не смогли поймать вас...
- Что за вопрос? Что вы хотите сказать?
- Я как раз собираюсь. Я хочу...
- Вы хотите сказать, что я солгала? О чем?
Я покачал головой, не обвиняя ее по лжи.
- Подождите, пока я не дойду до этого. Вы, конечно, изобразите большое удивление, если я просто заявлю, что Файфи Гоухин убила Артура Рэкила, подменив его капсулу в ресторане тем вечером, и что вы видели, как она это проделала. Естественно, вам придется, поскольку полиция спрашивала у вас, видели ли вы, как кто-то проделывал эти действия или их часть, и вы ответили "нет". Не так ли?
Она нахмурилась, задумавшись. Ее руки все еще были сжаты.
- Но вы... вы ведь не делали никакого такого заявления.
- Верно. Я лучше пойду другим путем. У Ниро Вулфа свой метод расследования и свой способ получения выводов. Он пришел к выводу, что если он пошлет меня на встречу с вами, попросить вас сказать полиции, что вы видели, как Файфи Гоухин подменила капсулы, то это послужит интересам истины и правосудия. Итак, он послал меня, и я прошу вас. Возможно, вас это смутит, но это не так и плохо. Как я уже объяснял, это будет не первый раз, когда кто-то неожиданно что-то вспоминает. Вы можете сказать, что вы и мисс Гоухин были подругами, и вам очень не хотелось говорить об этом, но теперь вы поняли, что должны сказать правду. Вы можете даже сказать, что я пришел сюда и убедил вас заговорить, но вам, конечно, не нужно упоминать о десяти тысячах долларов. Затем...
- Что за десять тысяч долларов?
- Я же рассказываю вам. Мистер Вулф также заключил, что было бы неразумно ожидать, что вы подвергнетесь такому испытанию без какой-либо компенсации. Он сделал предложение мистеру и миссис Рэкил, и они согласились выделить некоторую сумму денег. Десять тысяч из них достанутся вам в качестве оценки вашего вклада в совершение правосудия. Они будут переданы вам наличными в течение двух суток после того, как вы выполните свою часть сделки, - и нам нужно будет только обсудить, что именно вы скажете полиции. Говоря от имени Ниро Вулфа, я гарантирую вам оплату в течение двух суток, или, если хотите, вы можете сами проехать со мной к нему, и он гарантирует вам это лично. Не спрашивайте меня, как он пришел к заключению, что виновата именно Файфи Гоухин и что вы это видели, потому что я не знаю. Как бы то ни было, если он прав, а он обычно оказывается прав, она только получит по заслугам. Вы ведь знаете, что это правда.
Я остановился. Она сидела неподвижно, пристально глядя на меня. Света было немного, и я не мог ничего сказать по ее глазам, но они выглядели абсолютно пустыми. Секунды складывались в минуты, и я начал думать, что вогнал Деллу в транс, и решил потеребить ее.
- Я вам все разъяснил?
- Да, - пробормотала она, - вы все разъяснили.
Неожиданно по всему ее телу пробежала дрожь, голова бессильно поникла, локти уперлись в колени, а ладони закрыли лицо. Дрожь прекратилась, и она замерла в таком положении. Это продолжалось так долго, что я решил, что придется еще раз потеребить ее, но не успел я ничего сделать, как она выпрямилась и требовательно спросила:
- Что дало вам право думать, что я способна на такое?
- Я не думаю. Думает мистер Вулф. Я просто задрипанная дешевая марионетка.
- Вам лучше уйти. Пожалуйста, уходите!
Я встал, но не знал, на что решиться. Мне казалось, что все должно было пройти как по маслу, как и говорилось в данных мне инструкциях, но сейчас я не был в этом уверен. Должен ли я пытаться выдавить из нее "да" или "нет", или оставить все в подвешенном состоянии? Я не мог остаться там навсегда, пытаясь решиться на что-то, пока она будет глядеть на меня, так что я сказал ей:
- Я думаю, что это хорошее предложение. Наш номер есть в телефонном справочнике.
Она ничего не сказала мне в спину, пока я шел к выходу. Я сам выпустил себя, спустился на три этажа, дошел до Лексингтон-авеню, нашел телефонную будку в аптеке и набрал прекрасно известный мне номер. Почти сразу же у меня в ушах раздался голос Вулфа.
- Все в порядке, - сказал я, - я в телефонной будке. Только что оставил ее.
- В каком настроении?
- Точно не знаю. Она спрятала Кэрол Берк в стенном шкафу. После того как я навел порядок и мы остались одни, я действовал по сценарию, и это произвело на нее впечатление. Я все так хорошо объяснил, что она даже не задала ни одного вопроса. Свет был не слишком ярким, но насколько я могу судить, перспектива заработать десять кусков не была абсолютно неприемлемой для нее, так же как и мысль о том, чтобы вырыть яму мисс Гоухин. Она пришла в полное смятение и расплакалась. Велела мне уйти, и я подумал, что благоразумнее будет подчиниться. Когда я уходил, она была в ступоре.
- Что она собирается делать?
- Только не цитируйте меня. Я сказал ей, что нам нужно обсудить, какие показания она даст полиции, так что она даст знать, если решит играть в нашу игру. Вы хотите услышать, как я оцениваю шансы?
- Да.
- Ладно. На то, что она все выложит полиции, единственный вариант, который все испортит, - сорок к одному, что нет. Это не в ее образе мыслей. На то, что она решит играть с нами, - двадцать к одному, что нет. Она не настолько крутая. На то, что она просто оставит все, как есть, и будет держать язык на привязи, - пятнадцать к одному, что нет. Из общих соображений. На то, что она расскажет мисс Гоухин, - десять к одному, что нет. Она ее слишком ненавидит. На то, что она расскажет Кэрол Берк, - два к одному, что нет, но я копал не слишком глубоко. На то, что она расскажет мистеру X., - равные ставки, и неважно, кто тут коммунист, а кто нет. Это покажет ему, какое у нее большое и прекрасное сердце, насколько она благородна. Это вполне вероятно. Такое случалось не раз. Сол там?
- Да. Я никогда не трачу ничьих денег, даже своих собственных, при таких слабых шансах.
- Особенно наших собственных. А в данном случае вы подставляете мою шею. Вам незнакомо чувство страха, когда дело касается моей шеи. Мы будем продолжать?
- А разве есть альтернатива?
- Никакой. Сол уже собрал своих людей?
- Да.
- Скажите ему, чтобы он выходил и встретился со мной на северо-восточном углу перекрестка Шестьдесят девятой улицы и Пятой авеню. Она, должно быть, звонит Хитсу прямо сейчас.
- Очень хорошо. Потом вернешься домой?
Я сказал, что вернусь, и выбрался из духовки. Ничто не казалось мне более привлекательным в ту минуту, чем здоровенный бокал кока-колы с лаймом и со льдинками, ласкающими мои пересохшие губы, но, подумав, что Делла уже могла ему дозвониться, я прошел мимо стойки с напитками с гордо задранным носом и выбрался в пекло. Такси довезло меня на угол Шестьдесят девятой улицы и Пятой авеню за шесть минут. На моих часах было 9.42.
Я прошагал на восточную часть Шестьдесят девятой улицы и остановился на другой стороне от увенчанного куполом входа в многоквартирный дом, одним из жильцов которого был Генри Джеймсон Хитс. Мне не требовалось осматриваться, поскольку Сол Пензер днем уже побывал здесь, произвел рекогносцировку и наметил места для наблюдателей. Это потребовало усилий, но было весьма желательным, поскольку планировалась довольно сложная слежка в три смены, по три человека в каждой, причем Сол Пензер возглавлял одну тройку, Фред Даркин другую, а Орри Кэтер третью. Стоило это удовольствие пятнадцать зеленых в час, то есть вполне прилично, учитывая, что Вулф считал шансы на успех равными одному из двадцати. Не заметив никого, кроме швейцара в форме, я вернулся на угол.
Подкатило такси, и из него вышли трое. Двое из них для меня были просто людьми, чьи имена я знал и чьи данные мне были хорошо известны, но третьим был Сол Пензер, тот самый парень, которого мне хотелось бы иметь поблизости, когда я буду висеть на краю пропасти и на меня будет пикировать черный орел. Сутулые плечи и огромный, во все лицо, нос делают его с виду раз в пять менее сильным и стойким и раз в десять менее смышленым, чем в действительности. Я пожал ему руку, поскольку не видел его около недели, и кивнул остальным.
- Нам нужно что-нибудь обговорить? - спросил я.
- Не думаю. Мистер Вулф мне все объяснил.
- Прекрасно, приступайте. Вы знаете, что ребята из уголовки тоже могут следить за ним?
- Конечно. Мы постараемся не споткнуться об них.
- Вы должны знать, что дело это долгое, и кроме него, ставить нам не на кого. Чем быстрее вы его упустите, тем быстрее разойдемся по домам.
- Нам его упустить - раз плюнуть.
- Молодец. Вот благодаря таким, как ты, скоро статуи частных сыщиков установят в Центральном парке. Увидимся в свидетельской ложе.
Я оставил их. Моей главной и насущной целью был высоченный бокал с кока-колой и лимоном на Мэдисон-авеню, но я мужественно заставил себя протопать целый квартал до Семидесяти улицы. Шестьдесят девятая теперь принадлежала Солу и его команде.


далее: 6 >>
назад: 4 <<

Рекс Стаут. Не рой другому яму
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация